Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:21 

Мелодия старого банджо

Мой скорбный ангел,
Я тебя тихонечко люблю.
За светлую печаль припухших глаз,
И за умение нечаянно заплакать.

Мой ангел, ты не серафим, не херувим,
Но в шаль седых и серебристых крыльев,
Так хочется уткнуться мне порой,
Когда на улице царят лишь дождь и слякоть.

Не сложатся из Торы имена,
Которые тебе шепчу я в полночь.
И банджо, вдруг, на переборе запоет
О том, что сладок терпкий смерти запах.

И мы отправимся с тобой в полет -
К луне, и дальше-В край молитв,
Как будто снова стали молодыми мы,
Вновь обретя умение заплакать.

@темы: пустые слова на кончике пера

10:19 

Апокалипсис Зима

А за окном случился апокалипсис Зима.
Март на излете, грязь, усталость, мерзнут лужи.
И заметает белым снегом серые дома,
И тих асфальт, и небо никому не нужно

В благословение утерянных минут
Бегут зачем-то, прячась от кого-то люди.
И заворачивает в кольцевой маршрут
Извечную спираль прожитых судеб.

Клубком, согретым на коленях у огня,
Так сладко дремлет, в круг свернувшись, кошка
И тишина. Треск дров, и для меня
Еще осталось времени немножко.

В пригоршне сохранив чуть-чуть часов,
Я улыбаюсь сквозь стекло рассвету.
Я знаю - сотней миллионов голосов
Уже поет о чем-то будущее Лето.

@темы: пустые слова на кончике пера

10:18 

Сегодня просто среда

Раннее утро. Он открыл глаза. Первой мыслью было - "Какого черта?!". Пронзительно вопил будильник. Он протянул руку, и, привычным движением, нажал на кнопку. Воцарилась тишина, прерываемая мерным похрапыванием жены. Надо было вставать, однако сил не было, и организм настоятельно требовал сна. Тяжелая ночь, наполненная светом фонаря, принесла только кошмары и усталость.
Будильник, подумав, решил повопить снова. Он приподнял веки слипающихся глаз и вновь нажал "дремать". Тяжелее всего при пробуждении был именно вот этот момент. Не имея сил встать, и не имея сил заснуть дальше, он снова и снова проваливался каждое утро в тоскливую полудрему. В результате, когда уже дальше не было возможности терпеть, он вставал и сонно плелся к стенному шкафу.
Так получилось и в этот раз. Чистых рубашек там не оказалось. "Вот блин! Надо все-таки научиться гладить самому" - эта мысль стала второй за день, и была не менее пропитана раздражением, усталостью, и тоскливо пульсирующей в подребье болью, чем первая. Поиски чистой рубашки привели на балкон, где удалось выудить из груды белья мятую, но хотя бы не воняющую потом рубашку. Там же, приложив определенные усилия, он обнаружил и носки.
За окном было тускло, впрочем ради разнообразия, мутно коричневое месиво подмерзло и было прикрыто выпавшим поутру белым снежком. "Март, никак погода не установится" - подумалось ему. Жена, издав особенно переливчатую руладу, перевернулась на другой бок и поплотнее закуталась в одеяло, спасаясь от окружающих звуков. Кошка, пушистая зараза, предвидя скорый завтрак, начала усиленно тереться об ноги, всем своим видом выражая полную преданность и любовь до гроба. Он отлично знал, что как только корм будет положен в миску, то вся эта любовь окажется примерно в районе кошачьего туалета. Куда и будет предложено всем видом и задранным кверху хвостом пойти хозяину. Он находил кошку с этой точки зрения вполне показательным существом. Он в который раз уже подумал, что было бы неплохо завести собаку. Но мысль о мелких пустобрехливых особях его неизменно раздражала. Большую же собаку - например, добродушного сенбернара, или изящного колли в их квартире было смешно представить.
День, несмотря на все его внутренние усилия, начинался. Сосед сверху шумно спустил воду в туалете. В подъезде захлопали двери таких же обреченных на работу. Он зашел в ванну и долго смотрел в зеркало. Взгляд его бегал некоторое время от лезвия лежащего на самом краю к зеркалу и обратно.
Привычно заныл шрам на венах. Шрам всегда ныл в таких случаях, когда он колебался между сожалением о несбывшемся и тоскливой терпимостью к настоящему.
Как обычно победило настоящее. Рука потянулась к зубной щетке. Ритуал был отработан уже до мелочей. Вплоть до того, что каждое утро строго определенное количество пасты ложилось на щетку. Внутренний метроном продолжал отсчитывать секунды. Так - умыться - Так - побриться - так - пойти одеться - так - нет сначала носки. Отец всегда говорил, что настоящие мужчины всегда сначала одевают носки. - Так - причесаться - так....
Кончался этот процесс всегда, за исключением конечно выходных одинаково. Он подходил к жене и говорил ей - "Закрой за мной дверь, я ухожу".
Подсознательно ему всегда казалось что-то странным в этой фразе. За столько лет он уже даже не помнил, что это - строка из песни певца, которым он когда-то восхищался и которого любил. Впрочем, в такие утра в его голове редко помещалось больше трех мыслей. Когда за ним закрылась дверь, он тихо потоптался некоторое время рядом с ней, особенно ни на что не надеясь, и пошел дальше. Он не знал, что каждое утро держало его у этой двери. Наверное, какая-то надежда, или просто смутное ожидание чуда, или желание увидеть хотя бы кого-то, не омраченного печатью наступающего дня. Также и сейчас он постоял какое-то время, тяжело вздохнул и пошел тяжелой походкой вниз. Шел уже седьмой год совместных обреченных друг на друга одиночеств.

10:15 

О странном воздействии он-лайн игрушек на психику

На перекрестках звездного шоссе
Смешались люди, нити, чьи-то судьбы.
И на коленке пишется эссе,
О том что было, есть и может будет.

Мы потеряли в небе имена,
Отринув то, что стало бесполезно.
И тих полет на тонкой грани сна,
На корабле у грани черной бездны.

Мы ищем след давно прошедших битв,
И призраки ушедшего столетья.
Но на костях глухих чужих молитв,
Мы слышим, как играют чьи-то дети.

Мы слышим шорохи былых времен,
И мчимся с четкой долей постоянства
Без тел, без жизни, даже без имен
В холодном ветре звездного пространства.

@настроение: eve-online посвящается

@темы: пустые слова на кончике пера

10:14 

Когда наблюдатель уснет

Когда наблюдатель уснет,
Ты выйдешь смеясь в окно,
Как будто уже весна,
Как будто бы все равно.

Ты станешь сама собой
И мило забьешь на всех,
И тихо укроет землю
Уютный и теплый снег.

Слова не нужны, и зря
Ты ищещь мою постель.
Сейчас я уже не здесь,
Я там, где звучит метель.

Я там, где еще зима.
Где бьются о серый лед
Холодные волны сна,
Когда наблюдатель уснет.

@настроение: руна "Гебо","пусть между вами гуляет звездный ветер"

@темы: пустые слова на кончике пера, рунное настроение

10:13 

Архетип компота

Компот - определяющий фактор цивилизации. Именно сколнность к высокой и ничем не запятнанной идее компота подняло человечество из первобытной грязи. Разнообразие и концептуализм компота - показатель высокоразвитости человека, а стремление к компоту, есть чистейшее и возвышенейшее из стремлений к человечеству. Хорошо известно что даже в самые темные и мрачные времена компот поддерживал человека,и служил путеводной звездой, разгоняющей тьму в самых мрачных сердцах.
Компот без сомнения можно назвать одной из основополагающих вех в развитии и становлении человека как личности. Первый компот как первый поцелуй. Вкус компота сопровождает человека с самой ранней юности до глубокой старости. Иногда человек конечно бывает малодушен. Он поддается минутным порывам и делает отступления в сторону чай, кофе или даже тьфу, тьфу, тьфу СОКОВ! Но все равно рано или поздно он обязтаельно возвращается к компоту. Это, без всякого сомнения, позволяет назвать компот формирующим фактором психики - таким как архетипы Отца, Матери, Первого Увиденного Зайчика и многие другие. Компот проникает во все сферы деятльности и оказывает влияние на все стороны жизни человека. Компот, без всякого сомнения, результат совместной и очень глубокой взаимосвязи между человеком и природой и потому компот - это больше чем просто даже символ. И даже несмотря на то, что многие умаляют роль компота, ошибочно считая что это место в сознании человека заменяет пирог, даже они не смогут отрицать, что компот - один из величайших Путей к истине и просветлению.

@музыка: "Рамамба Ха Рамамба Ру", Ногу свело

@настроение: Архетип компота

@темы: дао суслика

10:12 

На коленях у сна так уютно и тихо. Шуршат мыши. Старый кот лениво приоткрыл правый глаз. Тишина. Ветер привычно хлопает разбитой ставней в старом особняке, и часы звонят двенадцать. Бом....Бом....Спит старый дом. В его темных углах, давно заросших паутиной, дремлет история. Дверные ручки тихо поскрипывают, вспоминая людей. Призраки на чердаке опять играют в карты. Счет идет на минуты их бессмертного существования. Один из призраков уже проиграл целый час другому. Злится. Ведь когда впереди целая вечность, 1 час - это так много. Плющ продолжает обвивать оконные решетки, с каждым витком оставляя все меньше света. Да свет и не нужен - он только мешает в этом странном месте. Тени пляшут на полу. Они словно предчувствуют тот, уже близкий миг, когда плющ затянет окна окончательно и цветные осколки луны смогут проникнуть в дом.
Потому тени пляшут. Часы замолчали, и только гулкие тиктаки напоминают дому о том, что все живое приходяще и уходяще. Он видел много времен, много лиц и людей. В нем рождались, умирали, любили и ненавидели. Его много раз перестраивали, ремонтировали и переделывали. Жизнь бурлила в его стенах, временами замирая. И следы. Каждый из обитателей оставлял след. Вот пролитое пятно от краски, навсегда въевшееся в его половицы. Вот царапины-мерки на косяке. Вот погнувшаяся ручка. Она еще носит следы гнева того, кто со злости хлопнул, уходя навсегда. Дом помнил. Он помнил всех, "каждого в свой срок". Только память - это тоже груз. она гнетет усталостью, она неподъемна. И даже сильнейшие из нас клонятся под этим грузом. Иногда хочется просто остановиться и немного передохнуть. Так и дом. Однажды он задремал на мягких коленях сна однажды, и так и не смог проснуться. Нет, нельзя сказать, что он совсем уснул. Просто стало тихо. Тишина наполнила дом. Тишина, и дремота. Паутина затянула углы, а плющ окна. На чердаке снова поселились призраки, а в подполе мыши. Лишь антикварные часы - сердце дома еще продолжали идти. Тик...так...тик...так... Иногда, словно вспоминая о прошедших временах и оглашая дом звучным боем. В такие моменты дом словно встряхивался, пытаясь проснуться. Ему казалось, что еще чуть-чуть, и он встряхнется совсем по весеннему - как каждый год, когда настежь открывались все окна и двери, и ковры выносились во двор, и вешались они на бельевые веревки, и выбивали из них зимнюю немочь с азартом и смехом. Но это лишь мгновение, после которого дом снова погружается в дремоту. Давно уже нет тех, кто наполнял его смехом и радостью. Те, кто грустил и печалился тоже давно ушли. Осталась лишь тишина. И мыши. И старый кот. И призраки. И их вечная игра в карты на мгновения вечности. И память, от которой уже никуда было не деться.

@музыка: "Дом, из которого я не хотел уезжать" Г.Л. Олди

@настроение: никуда не деться от прожитых дней

@темы: просто сны

10:11 

В тишине

Ты знаешь, что когда ты спишь они приходят. Они пробуждаются из тяжелого света фонарей. Они приходят из старых стен обшарпанных домов. Они приходят из тишины и лунного сияния. Они молча обступают твою кровать и смотрят тебе в лицо. Они молчат. Потому что уже очень давно им не о чем говорить. У них нет слов, у них нет лиц, у них нет даже рук, чтобы к тебе прикоснуться, как бы они этого не хотели. Они стоят несуществующим присутствием. Им что-то нужно от тебя, только они очень давно забыли что именно. На самом деле они забыли все, даже имя которое носили когда-то. Тишина, пыль, забвение и молчание, вот все, что им осталось. Это - их герб, их гордость и их власть в той же степени что и крест. Они несут эти почетные знаки своего существования, стоя у твоей кровати поздно ночью, когда ты уже глубоко и прочну уснул где-то далеко от этого мира.
Я думаю тебе не надо называть их имена, и без того они тебе очень хорошо известны.

@музыка: БГ "На болотах Невы"

@настроение: на гребне

@темы: просто сны

10:10 

И вновь депра и снег все молчалив. Наверное с утра сойду с ума

Когда не слышны обертоны сна,
Пред взором молчаливые картины.
И снег в душе - наверное зима.
И где-то тихо умирают льдины.

Прекрасных слов струящихся печаль
Как ворон улетает в злое лето.
И вновь, и вновь мне хочется начать
Ту песню, что как прежде недопета.

Да только разбивает витражи
Морозный, стылый, мертво-скользкий ветер.
И радуясь в цветные миражи
Из нас навеки убегают дети.

Щемит строка, как поздняя любовь,
Что наступает как приходит старость
И референ "Любовь, морковь и кровь" -
Последнее что у тебя осталось.

@настроение: она родная

@темы: пустые слова на кончике пера

10:09 

Один давно забытый ноябрь

Меня ноябрь встречал холодным ветром.
Над лужами в обломках хрусталя
В преддверии зимы стонала где-то
И плакала от холода земля.

В ладони падал снег сухим молчаньем
Не тая, только плавясь лишь слегка.
В могильно-скорбном жесте окончанья
Взметнулась к небу темному рука

Луна всходила мертвым полным кругом
Подчеркивая лишь ночную тьму .
И иссиня бледнели мои губы
Шепча в ночи: «Чтож будет по сему…»

@настроение: все повторяется

10:07 

Надеясь увидать мечту

Я отрицаю небосвод,
Я отрицаю дождь и слякоть.
От грязи темных сточных вод
Тошнит, и хочется заплкать

От безысходности любви,
Разбившейся о боль измены.
И вены резать до крови,
Надеясь вызвать перемену.

Надеясь увидать мечту
По окончании тоннеля.
И не впиваться в пустоту
Не видя и уже не веря.

Разбить себя на сотни рек
И улететь мильоном крыльев.
О боже, хочется запеть.
В преодолении бессилья.

@настроение: росчерком по ветру.

@темы: пустые слова на кончике пера

10:06 

Ноябрьское

Полузатертые страницы листает очень старый бог.
И дни взлетают, словно птицы, как утром улетает смог.

Ночь, иней, свет в окне фонарный, непроходящая тоска.
И кто-то ныне популярный, конечно, плоский как доска,

Фальшивой песней рвет мне душу, как будто есть чего порвать
И холодает, дни все суше, так хочется чуть-чуть поспать.

Так хочется уснуть на снеге, и ждать пришествия весны.
Не жилы рвать в безумном беге, а просто тихо видеть сны.

Но ночь тиха, фонарь проклятый льет в окна свой немертвый свет
Лишь смотрит небо виновато, мерилом всех прошедших лет.

И припорошены ресницы молчащим снегом ноября,
Когда листаются страницы из книги именем Земля.

@музыка: тишина

@настроение: Сны под снегом

@темы: просто сны

10:04 

Ночь и пламя

Ночь. Укутаный серою мглою ночной небосвод, одиноко лишь светит луна, да льется тонкой струйкой вино из бокала. И слово мне кажется важным, как важным быть может лишь Бог. И так хочется крикнуть, упившись виной и болезненным чувством слияния с небом во тьме. Пара крыльев упала обрубленным клином, и вверх устремляется взор - туда, где уже никогда не блеснет своим танцем дракон, и ушла в никуда, затерявшись средь туч пожилая красотка-луна. Что-то есть, и чему-то не будет названия ни в одном языке человечьем и плеском в лицо серый ветер. Ночь царит, страх и пламя, и ветер колышет на поле осеннем звездой осененные стылые травы. Падает снег, неизбежно как смерть, открывая портал в поднебесье, а может быть в ад, но никто не отринет его, и любой за черту, в неизвестность падет, на отрезанных крыльях взлетая. Пьяный ангел трубит в золотую трубу возвещая восстание мертвых, и песня его расстилается в травах, Странен мир в преломленьи судьбы, когда лед разбивается в щепки о скальные своды. И моря станут кровью, а кровь как вино наполняет сосуд моих мыслей, и пламя взметнется до самых чертогов времен разрушая границы. Горло сдавлено, слов не хватает и слезы - как слова из глазниц льются даром всем умершим на благо небес иль потеху безумных крылатых светил. И девятой волной захлестнет осознанье вселенной, и молитва - спасительный круг за пределом тебя раскрывает грудину ножом, словно сердце в одночасье забыло, что есть кому петь о тебе, и молчит, улыбаясь седлая луна, и разбитых зеркал льется вниз дождь осколками землю израня. И тихонько над этим скорбя вековечные звезды кружатся.
Скоро снег поглотит ночную траву. Холодно, словно уже переходим черту, словно срублены крылья, и иней на мертвых губах оседает не тая.

@настроение: я пел в подлунной тишине

@темы: просто сны, пустые слова на кончике пера

10:02 

Три капли

В молчании слова, наполненном тайной,
Однажды услышал я будто б «Смотри,
Ночь, приходя, позабыла случайно
Три капли – рубины вечерней зари»

Мой взгляд словно птицею вверх потянулся,
Но Леди Луна мне сказала – «Замри!»
Моих же ладоней прохладно коснулся
Рубиновый блеск тех трех капель зари.

Раскрылась душа веселясь и ликуя,
Казалось, что надо? Люби и твори!
Ушло…. Только в лунной дорожке танцуют
Три капли – рубины вечерней зари.

@темы: пустые слова на кончике пера

10:00 

Сегодня ты просто ушла. Ты развернулась и ушла, хотя взглядом я просил тебя остаться. Мне было очень важно, чтобы именно сегодня ты была рядом. Мне было нужно твое тепло, твое присутствие,твоя улыбка. Но ты предпочла не заметить этого. Ты, как обычно не обратила, или просто не захотела обратить внимание. Ты просто развернулась и ушла. Я стоял, и ветер слизывал с моих глаз слезы. Мои глаза в этот момент были похожи на глаза маленького щенка, которого первый раз пнул ногой любимый и обожаемый хозяин. Я смотрел в серое небо и внезапно почувствовал себя предельно одиноким. Толпа людей, эта беспросветная, инертная масса навалилась всей своей общностью, стремясь раздавить, смять, уничтожить, растворить в себе. Нет страшнее одиночества, чем одиночество в толпе. Весь тот небольшой свет во мне, который еще оставался был смят и уничтожен в единое мгновение, и лишь несколько крупинок еще хранилось глубоко внутри - там, где остались отпечатки твоих ладоней. Толпа жадна до света, она, будучи пустой по самой своей природе, стремится поглотить все, до чего дотягивается. И так был поглощен ею мой свет.
Я стоял и плакал, глядя в стылое осеннее небо, а мимо ехали поезда, и их протяжные гудки звали опуститься на тепло и ласку старых рельс, отполированных годами ласковых прикосновений. Они звали уйти от пустоты, они обещали спокойствие и отдохновение, но я стоял, сам не знаю почему. Всегда в такой момент я задумывался - что отделяет меня от того, чтобы сделать этот шаг? сделать его легко и ненапряжно. Ведь все в душе уже готово, все спокойно и уравновешено и, в общем-то, глубоко все равно. Тем не менее что-то удерживает от этого шага. И даже в самый страшный момент - тогда когда кончились слезы, а очередной поезд позвал издалека протяжным гудком, я стоял. А потом просто, как и много дней до этого подъехала электричка, и огромный червь социума поглотил меня, отобрав те несколько каплей света, которые у меня оставались. И я повторил спокойно за своим любимым автором - "Слова мертвы, моя душа мертва".

@музыка: С. Калугин "Венок Сонетов

@настроение: руна "Иса", лед, остановка движения, холод

@темы: гимн тьме

10:00 

Сжигая старые дневники

Закончен бал, слуга выносит стулья.
Я опьянен, но только ли вином?
И на обломках человеко-улья
Есть время нам поговорить о всем.

О том, что где-то на земле закаты,
О том, что где-то на земле моря.
О тех, с кем танцевали мы когда-то
На хрупком шарике по имени Земля.

Но как сказать про то, чему названья
Не дал седой ветхозаветный бог?
Лишь терпким обещанием прощанья
Нас всех встречает странность чьих-то строк.

@музыка: Akira Yamaoka

@настроение: Руна Турсиаз - в аспекте "Врата"

@темы: пустые слова на кончике пера, руническое настроение

09:58 

О чем-то своем

Обычная проволка, согнутая пополам, один конец ее вставлен в ручку. Человек смотрит на вращающуюся проволку и почему-то считает ее в этот момент всемогущей. Он вверяет свою судьбу, свои решения и, в какой-то, степени даже свое будущее простому куску металла. Он кидает костяшки, тасует колоду карт, крутит на нитке колечко. И мелочи - всеподавляющие мелочи, которые, без всякого сомнения, важны примерно так же, как важен вопрос в голову или ноги покойника класть мешочек с освященной землей. Современный человек, как и человек глубокого средневековья живет в глубине мелочей. Наверное слишком уж тяжела эта жизнь, раз людям приходится соверешнно точно знать, что нельзя класть на место, где кто-нибудь только что сидел, подушку. Если они озабоченны смыслом того, что колечко надо крутить обязательно на шерстяной веревочке и никак иначе. Мелочи, мелочи, мелочи - они набегают толпами, окружают со всех сторон, долбают, долбают, долбают, пока человек не окажется в беспростветном и нескончаемом рабстве мелочей. С какой ноги я встал сегодня, а что у меня нынче по гороскопу, а как мы совместимы с начальником, а по фэн-шуй ли я поставила новую вазочку - эти и другие вопросы кажутся иногда немного смешными, как какжутся смешными маленькие хитрости детей. Каждый из нас наверное пытается обмануть судьбу по своему. Кому-то достаточно кактуса на мониторе - конечно же запатентовано защищающего от облучения. Кто-то читает Кастанеду или Коэльо, считая себя постигшим тайны мироздания. Кто-то молится, кто-то убивает.
Но все эти кто-то забывают одно: "...каждый день мы говорим смерти и судьбе - "Только не сегодня", и каждый день она отступает. Но только однажды она поступает по своему, и этого вполне достаточно..."

@музыка: С. Калугин "Казанова"

@настроение: экзистенциальное

@темы: незаданные вопросы

09:56 

Две капли вечности

Бьются пальцы быстрой ласточкой о клавиатуру жизни, выбивая слова о чем-то, что уже давно не имеет смысла, и хранится в темном омуте воспоминаний какого-то полоумного дворника, который пьет водку, потому что водка - сама по себе воспоминание об ушедшем, и воет на луну облезлая дворняга на заднем дворе ультрасовременного офиса, подчеркивая своим лаем дуалистичность мироздания и непреложность определенных вещей, которые все равно происходят, что бы ты ни делал для того, чтобы они никогда не произошли. Сигаретный дым, как дым давно забытого благовония, вьется вокруг носа ожесточенно и немного нахально, и кажется, что жизнь совсем остановилась на еще одно сказочно прекрасное мгновение, но она ведь никогда не останавливается. И престарелый политик везде видит символы разложения, и, конечно-же морального и всеобщего падения нравов, ведь никогда ничего не будет так, как в его давно ушедшей юности, а политика - это все что он для себя оставил. Хотя он намного скорее, чем мечтательный до прыщей юноша, увидит, как медленно плывут облачком или, даже скорее двумя юными девушками, машины, уносящие в никуда две капли бесконечности. Ведь по настоящему и очень-очень искренне признать власть и неизбежность времени можно только уснув однажды утром на чьих нибудь коленях, быть может даже на своих - перед алтарем будучи склоненным, думая о земном но моля в глубине о горнем.
И душа, похожая на хрустальную капельку в этот прозрачно-холодный день, отмоется от своей печали, от тусклых весей и мутного, такого доступного алкоголя общества. Потому что, несмотря на наркомана Петрова, который видит весь этот мир и думает о снежно-белых склонах Фудзи, а может быть о простой улитке, мне сегодня не спится, даже на работе, хотя последняя меня всегда нежно убаюкивает, и последней ласточкой бьются пальцы, о почти истертые клавиши клавиатуры, касаясь ее трепетно, почти даже ласково, как иногда касаются лба умершего. А ты все это сейчас это читаешь и думаешь, нафига оно мне надо, и, в общем-то, тебя конечно интересует вопрос о том, что курил автор. А автор не курил, он просто о чем-то своем думает, и ждет когда упадут наконец две капли вечности. Ему просто интересно посмотреть на круги и вместе с тобой, а может одному просто сказать кому-нибудь самому наверху главному: "Вот оно как бывает-то..." а потом помолчать немного.

@музыка: С. Калугин "Луна над Кармелем"

@настроение: наверное вы уже чуть-чуть догадываетесь

09:55 

Несколько красок осени

Странное дождливое утро октября. Многочисленные прохожие в строго определенное время пробегают по лужам, спеша на работу, прячась под уныло однообразными зонтами. Они пробегают, оставляя за собой ауру озабоченности и неустроенности их обычной серой жизни. Мало кто из них - настоящих людей октября задумывается над тем насколько этот день соответствует их настроению, состоянию и вообще всей их жизни. Они бегут, бегут низкие тучи, падают и падают тяжелые капли дней, лужи нерешенных проблем образуются по всему двору и липкая коричневая грязь все плотнее липнет к обуви и мокрой одежде. Облетают последние прекрасные алые листья со старого клена. И светлый период все короче и тот проводится в основном на работе - под искусственным светом дневных ламп.
А дождь по прежнему стучит по стеклу, разбиваясь в тщетной попытке что-то сказать. И листья все падают и падают неостановимо. И никто не нарисует последний лист, пожертвовав собой, потому что слишком много стало их - людей осени.
А может быть просто это такое время, и что-то движется к концу, к своему естественному завершению и от этого чуть-чуть грустно и чуть-чуть светло

@настроение: Осень

@темы: несколько красок осени

09:52 

Перечитывая Имаджику

Они выходят из Изорддеррекса,
Из врат сияющих утром мира.
Их кованные сапоги топчут дорогу,
Они шагают по пути к Паташоке.
Воины Автарха, они бесстрашны,
Их члены мощны и полны жгучей спермы.
Они пройдут своими сапогами
По самым удаленным уголкам Имаджики.
Они обрюхатят всех баб своим семенем,
И вскроют животы всем, кто будет против.
Они маршируют под знаменем Автарха
Из врат великого Изорддеррекса.

Они пройдут четыре доминиона,
Чтобы пятый примирить своей грубостью,
Они насилуют невинных девушек,
И мужиков они тоже насилуют.
Неостановимая доблестная армия.
Покорная только Великому Автарху,
Как будто из пьесы старого Квексоса.
И молятся вдовы за падшие души,
Стоящие у порога Хапексамендиоса.

Все так, но только мне почему-то
Сегодня, как и вчера, наверное,
Все снится и снится гомон радостный
У Врат великого Изоррддеррекса.

@настроение: У врат Хапексамендиоса.

@темы: хроники инореальности

Мелодия для флейты с оркестром

главная