Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: хроники инореальности (список заголовков)
00:23 

С той стороны смерти

Иногда ты спрашиваешь меня, что это такое - быть мной. Ты знаешь, мне всегда очень сложно тебе ответить.

Наверное так же мне сложно ответить тебе - что такое смерть, и куда уходит любовь. Я бы сказал, что мое существование похоже на каплю росы, сразу после рассвета. Но ты вряд ли поймешь, да и слова - всего лишь слова, как учил нас Будда.

Как-то раз я уже пытался тебе объяснить. На самом деле все очень просто. Просто однажды случилось так, что я умер. И тогда моя жизнь изменилась навсегда.

Ты не веришь в это. Наверное так происходит потому, что ты не веришь в смерть. Поверь мне - ей все равно верим мы в нее или нет. Смерть - непреложный факт нашего существования. Мы умираем каждую ночь, когда ложимся спать - это самая малая из наших смертей. Мы умираем, когда ждем. Умираем, когда любим.

Просто случилось так ,что однажды я умер навсегда. Мне сложно, да и не хочется тебе описывать насколько прекрасен мир с той стороны смерти. Сияющее иное - оно странно для тебя. Именнно поэтому мне очень тяжело объяснить тебе ,что это такое - быть мной. Просто тебе надо для этого однажды умереть. Я знаю когда нибудь это обязательно случится, и тогда ты поймешь - Смерть - это просто начало.

@музыка: Калугин "Луна над Кармелем"

@настроение: Sublustrum

@темы: Хроники инореальности

01:30 

Сегодня я выхожу из дома. В каком-то смысле можно сказать, что я выхожу из себя. Не нервничаю, нет - просто дом-я становится тесен, то ли он уменьшается, то ли я становлюсь другим. Минуты убегают как мыши, внезапно испугавшись. Время - линь проекция взгляда на сознание. Я слежу за стрелкой - и понимаю, что деления, которые она проходит - лишь механическая абстракция. Невольно и, почти случайно, задумываешься - а какая часть моего восприятия мира не является механической абстракцией. Впрочем, волны - это просто волны, но ветер - далеко не всегда просто ветер.
Сегодня ветер - мой друг и проводник. Я выхожу из дома. В лицо смотрит небо и приходит понимание, что так будет всегда.
особенно интересен тот факт, что именно в этот момент меняется музыка. Слова лишни, а вот музыка - она важнее всего. Она меняется плавно, естественно и неуклонно меняется ветер. Постоянство неба и изменчивость ветра никогда не бывают лишними, и конечно же они не бывают лишними в этот момент. Тишина и темнота, шаги, отдающиеся между домов - мы молчим вместе, я и ты. Нам просто нечего сказать друг другу, а может быть слишком много всего повисло между нами. Небо, ты конечно понимаешь, о чем я. Я улыбаюсь, не чему-то, а просто так, и тут где-то падает звезда. Следом еще одна - небо устало ждать, и становится ближе к нам. Оно приходит теплое и ласковое, обнимая.

@музыка: Fly Together, "Olga Scotland"

@настроение: Лиловые ночи октября

@темы: Хроники инореальности

01:12 

Толкователи снов говорят что ты спишь

Сегодня я говорю тебе, что слов недостаточно. То что между нами происходит - оно без слов. Оно просто происходит, как происходит день. Который, спешу заметить, происходит сразу после ночи. Сегодня я говорю тебе, что слова - просто символы, которые похожи на ночь, или на день, или даже на тигра, но при этом ни один из этих символов не является ни днем, ни ночью, ни тигром.
Мы кидаем друг в друга символы и улыбаемся, делая вид что все понятно, и кому становится от этого легче? тебе? мне? может быть даже обоим? Ничего подобного. Символы мертвы, они уводят обратно в лабиринт. Как быть целостным, если ты все время бродишь по лабиринту?
Ты также хочешь заманить меня в этот лабиринт, а я говорю тебе что у тебя ничего не получится. Ведь слова - это на самом деле просто слова. И Будда - кусок засохшего дерьма, потому что эти слова не отличаются друг от друга. Они все - просто мертвые символы. А Будда - живой и смеющийся. Какое дело ему может быть до символов? И до мертвого, если уж на то пошло?
А ночь идет, также как идет день, также как сияющий тигр крадется сквозь них в это странное время.
Я как то уже говорил тебе, что давным-давно на меня была наложена печать "странности". Скажи мне - почему ты пытаешься снять ее с меня? Почему ты хочешь, чтобы я был таким же как все? Почему ты стремишься заманить меня в янтарь слов?
Извини, но слова - это только слова. Более того это - твои слова, а мне последнее время нравится красота тишины. Поэтому я, пожалуй, не буду затягивать тебя в свой лабиринт, а просто уйду созерцать красоту.

@музыка: Аквариум "Капитан Белый снег"

@темы: Хроники инореальности

01:03 

И тогда накатывает девятая и ты всегда понимаешь что был рыбой. (с) Макс Фрай

Сегодня ты был на берегу древнего и молчаливого моря. Ты шел, иногда даже бежал, а вода все глубже и глубже смыкалась над тобой. Волны катились над головой. Первая, несущая тихую мелодичную песню далеких прибоев. Вторая, чей терпкий, и сладковатый привкус накатывал дурманом. Третья, так похожая на теплые ласки в ночи. Они накатывались одна за другой, унося тебя все глубже и глубже - в холодный темный омут. Ты бежал, шел, спешил, и пытался догнать себя, но погружался все глубже и глубже. Лишь рокот прибоя был тебе аккомпанементом. А волны все шли над твоей головой - далекие, несокрушимые, вечные. Каждая трогала тебя за сердце, как трогают только хорошие стихи, и уводила все глубже и глубже.
Ты смотрелся в прозрачную гладь воды, и думал - "А почему бы и нет", а затем делал самый важный первый шаг, а потом и второй, который на самом деле не менее важен. А волны ждали тебя, они были готовы принять тебя и унести в глубь.
В какой то момент, наверное, на шестой, или седьмой волне ты даже позабыл, почему вообще ты идешь в глубину. Сиреневая свежесть седьмой волны, омыла тебя, как первый снег омывает мертвые губы земли. Плавно, как и подобает волне, она унесла слова, мысли и даже память. В тот момент легко было затеряться в прохладной и молчаливой глубине, но каким-то чудом ты удержался и продолжил погружение. У самого подножья восьмой волны, великой, как гора, могучей, как слон, необоримой, как самый сильный борец, ты вспомнил, наконец, зачем пришел сюда. Ты вспомнил, зачем бежал по берегу и бессмысленно кричал что-то зовущее. Ты вспомнил, что в самой глубине нет отражений.
И тогда ты стал молча ждать девятую волну.

@темы: Хроники инореальности

09:52 

Перечитывая Имаджику

Они выходят из Изорддеррекса,
Из врат сияющих утром мира.
Их кованные сапоги топчут дорогу,
Они шагают по пути к Паташоке.
Воины Автарха, они бесстрашны,
Их члены мощны и полны жгучей спермы.
Они пройдут своими сапогами
По самым удаленным уголкам Имаджики.
Они обрюхатят всех баб своим семенем,
И вскроют животы всем, кто будет против.
Они маршируют под знаменем Автарха
Из врат великого Изорддеррекса.

Они пройдут четыре доминиона,
Чтобы пятый примирить своей грубостью,
Они насилуют невинных девушек,
И мужиков они тоже насилуют.
Неостановимая доблестная армия.
Покорная только Великому Автарху,
Как будто из пьесы старого Квексоса.
И молятся вдовы за падшие души,
Стоящие у порога Хапексамендиоса.

Все так, но только мне почему-то
Сегодня, как и вчера, наверное,
Все снится и снится гомон радостный
У Врат великого Изоррддеррекса.

@настроение: У врат Хапексамендиоса.

@темы: хроники инореальности

09:51 

Последние минуты пятницы.

Последние минуты пятницы разлетаются из-под рук как сумасшедшие птицы. Они рвутся куда-то вдаль, в тщетной попытке убежать от себя. Ведь иногда это так трудно уйти от себя. Наверное, даже сложнее чем вернуться к себе. Особенно если ты - просто минута пятницы. Тебе ведь неважно, что для кого-то ты - последние мгновения мучительной рабочей недели, или наоборот, последние мгновения перед расставанием с любимой. В общем-то, ты даже не задумываешься о том каково это быть - последней. Если бы минуты могли говорить. Они рассказали бы так много, ведь на планете, где живет без малого шесть миллиардов людей так много вещей случается каждую минуту. Столь для многих эта одна минута становится воистину последней. Хотя для кого-то она становится и первой. Минутой радости, горя, счастья, любви, и вновь по кругу. Если бы минуты могли говорить, они заполнили бы своими словами пустоту людских сердец. Они заполонили бы мировой эфир вместо бессмысленно-печального или тупо-жинерадостного бумс-бумс-бумс. Но, к сожалению, этой возможности они лишены.
Кто-то неведомый нам на небесах, кому так хочется показать нос, лежа на высоком холме, решил, что время не может говорить. Оно просто движется в своем направлении, ведомому ему одному, и конечно тому, кто все это придумал. У старика было отличное чувство юмора, надо отдать ему должное. Ведь время - оно как смерть. Оно просто идет. Оно просто молчит. Оно просто берет свое, и с ним даже не удастся никогда поговорить. Оно видит все, и все забывает в то же мгновение, когда увидело.
Ах, если бы только минуты могли говорить. Быть может тогда они не торопились так убежать из под пальцев. Быть может, они не стремились сгореть яркой вспышкой, или утечь, как песок. Может быть, тогда была бы возможность остановить их. Я думаю, что именно поэтому время лишено дара речи. Представьте как ему одиноко в вечности - не с кем поговорить, не с кем провести часок-другой за бокалом вина, или чашкой кофе с тонкой, едва дымящейся сигаретой.
Тот, неведомый-в-небесах, мудр. Ведь тогда, самые лучшие люди никогда бы не покидали бы нас - ведь у по-настоящему хорошего человека так приятно задержаться лишнюю минутку в гостях. Но время молчаливо и неумолимо, как и его младшая, и самая любимая родственница - смерть. А людям остается только все время играть в пятнашки с этой парочкой. И все время проигрывать. Как, наверное, устали они вдвоем от этих бесконечных побед - ведь что за азарт, что за удовольствие от игры, если нет шанса проиграть. А может быть, этот шанс есть? Может быть, надо просто по настоящему хотя бы раз расспросить шаловливые минутки, разлетающиеся как сумасшедшие птицы? Как вы думаете
?

@музыка: тишина

@темы: хроники инореальности

09:37 

В этом краю, где никогда не звучит гудок паровоза, абсолютно белое небо.
Там всегда идет снег из белых-белых лепестков роз и лилий. Все вокруг белое. Лепестки падают, и шепчут в падении о чем-то своем. Этот таинственный шепот на самой грани слышимости, конечно же, раздражает и мешает странным обитателям этого места. Конечно же, не раз и не два кто-то из них пытался расшифровать этот шепот, будучи уверен в том, что в этом шепоте скрыты все тайны этой вселенной. Надо ли говорить, что все эти попытки были безуспешны. Снег из цветочных лепестков продолжает падать в этом месте, и вся округа наполнена запахом роз и лилий. Иногда, в самые жаркие дни, этот запах становится совершенно невыносимым. Он бьет по нервам, как нож палача, и тогда тени обитателей этого места корежатся и пытаются скрыться. Конечно же, они ненавидят свой дом всей душой. Они ненавидят и черного, как смоль, перевозчика, который их доставил сюда, а теперь отказывается перевозить обратно. Уже неисчислимое количество веков он водит свой утлый челн от одного берега реки к другому, но никому ни разу не удалось напасть на перевозчика. Никто ни разу не смог спрятаться в лодке - суровый страж бдителен. В его единственном глазе мерцает зелень мертвых огоньков, которая сводит с ума любого, кто будет вглядываться в них достаточно долго. Другая его глазница черна как ночь, как воды реки, сквозь которую он водит челн. Он всегда привозит новеньких и никогда никого не увозит обратно. Кажется, за столько столетий должно было набраться немало их - этих то ли пленников, то ли вечных гостей этого белого неба, но нет. Местность по-прежнему пустынна, и сквозь белый снег розовых и лилейных лепестков не разглядеть лица, лишь смутные тени скользят сквозь белое-белое марево. Иногда, впрочем, это происходит очень редко, эти тени, не видя ничего сквозь лепестки, натыкаются друг на друга. Каждый раз они смущаются, и, со стыдом, прянут друг от друга прочь. На самом деле они привыкли к вечному одиночеству, вечному почти-присутствию, вечной ирреальности этого места и белого неба над ними. Любые факты, которые могут противоречить их привычному существованию, отвергаются.
Конечно, ни один из них не признается, что самый большой их страх - это страх вспомнить. Память, это то, чего они не хотят, чего боятся или просто отвергают. Памяти они предпочли раз и навсегда этот белый снег, это белое небо и этот шепот падающих лепестков. На самом деле, но мы им, разумеется, этого не скажем, глоток воды, который они делают, ступая на этот берег - лишь символ, по настоящему их память убаюкивает этот размеренный, ровный звук, который заполоняет собой все пространство. И даже черный перевозчик иногда стоит, прислонившись к своему веслу. И смертельная зелень его глаза теплеет. Быть может он тоже пытается что-то забыть, прислушиваясь к этому звуку.
Так и проходят дни, так похожие на вечность под этим белым-белым небом.

@музыка: Keiko Matsui "Midnight Stone"

@настроение: вечер у камина

@темы: медитация, хроники инореальности

09:25 

Трансфокация реальностей

Все смешивается, сны становятся реальностью, а реальность столь же эфемерна сколь и сны. Далекие фантастические миры оказываются истинной, а несомненная красота стоящего рядом дерева - столь же несомненной ложью. Истина колеблется вне да и нет, вне слов и понимания, стремительно пытаясь пролиться из вне во внутрь, чтобы найти хоть одну горсть, которую она может наполнить. И все смеется - ах, как смеются горы над человеческой глупостью, и призрачные духи танцуют на их склонах и поют осану Тому Кто Грядет. Храмы рушатся на глазах и возводятся новые, в которых миллионы обнаженных девственниц бурно и шумно совокупляются с голубоглазыми сатирами. Слов нет - потому что они стаями вылетают из ртов и несутся в небесную голубизну опрокинувшегося вверх моря. Лотос вырастает из пупка бога, или, может быть, это бог вырастает из пупка лотоса и кто-то из них загадочно улыбается, а может просто кончился бег дней отсюда в недостижимое туда, и оковы вещей больше не привязывают душу к тесноте социума, и настал момент остановиться и выпить чашечку простого ароматного чая. Кольца и пласты реальностей ширятся, принимая в себя тех кто ушел, а те кто остались смотрят на это чудо с отсветом божественной любви в глазах.

Пы.Сы. - "Трансфокация - Масштабирование удаленного объекта съемки при помощи вариообъектива, увеличивая его либо уменьшая. "

@музыка: Б.Г, "Пока несут саке"

@настроение: зеленый чай

@темы: хроники инореальности

09:20 

Он живет в маленьком домике на берегу у Водопада На Краю. Водопад так называется по очень простой причине - он обрывается в огромную пропасть. Говорят, что за этой пропастью лежит ркай мира. Так это или нет я не знаю. Он говорит, что однажды спустился на много-много лиан вниз, но так и не увидел края - только грохот падающей воды, только белесый туман водяных брызг. Огромные тонны воды несет к этому водопаду Река. У нее, как вы догадываетесь нет другого названия, да оно ей и не нужно. Все в этом мире зовут ее именно - Река. День за днем она несет свои волны к Водопаду, откуда с шумом и грохотом они низвергаются в бездну, глубину которой невозможно измерить. Говорят, если вам конечно нравятся подобные слухи, что глубоко внизу есть огромное озеро, в котором живет великая черепаха. Говорят также, что вкусив ее мяса,человек навек обретет божественное могущество.
Он живет в этом доме сколько я себя помню. Конечно он уже давно оглох от постоянного непрекращающегося грохота. Паломники, поклоняющиеся ему говорят что он - хранитель реки и считают его богом. Паломников много у его хижины в любое время дня и ночи. Они приходят и уходят. Они приходят из сердца джунглей Вассилики и из-за Ночных гор. Даже гордые и свободные люди Драконьей Империи приходят поклониться ему. Все они падают ниц, когда он выходит из своей хижины и щурит подслеповатые глаза - последнее время он стал плохо видеть. Он очень беспокоится из-за этого, и говорит, что, вдруг ТАМ он тоже начнет слепнуть. А я отвечаю, что ничего страшного, я всегда буду его глазами и ушами. Но приходящие паломники не знают всего этого. Они падают и кричат "Осанна!", ожидая пророчеств и благословений. Он привычно-усталым жестом поднимает руки, отводя глаза. Однажды он сказал мне, что стыдится этого. Что в самом начале, когда он только поселился у Водопада На Краю, здесь было тихо, что он скучает по тем временам, когда можно было сидеть и слушать тишину. В такие моменты глаза его становятся тоскливыми, и я знаю что сегодня он опять будет курить траву кийик, которую собирает тайком от меня на речном берегу. Я знаю, что когда он накурится, сны его опять будут беспокойными, они будут полны крови, боли и воспоминаний. И еще одна ночь будет потеряна.
Вместе с тем, я понимаю - ему это необходимо. Невозможно делать эту ужасную работу, возложенную на него Высшими Силами, и не быть постоянно в чудовищном напряжении.
С тех пор как мне минул год с того момента, когда он забрал меня из материнского логовища я понимаю это.
Слава богу, есть и другие ночи - когда мы бродим с ним по полям сновидений и собираем души павших там безумцев - в этом и состоит наша с ним скорбная, тяжелая и неблагодарная работа. Люди этого, да и других миров вряд ли знают о том, что мы делаем. Они даже не догадываются насколько страшна тень безумца, навсегда оставшегося на полях сновидений. Они не догадываются, что питаясь страхами обычных людей, их дурными снами, ненавистью и ужасом такие тени растут, жиреют, как домашние свиньи на сытном корме, и однажды могут уничтожить целые миры. Я видел однажды такую свинью - когда мы с ним отправились на ярмарку в Дуррок. Огромная, ражиревшая, белая - почти полтонны сытости, не видящая ничего и никого вокруг. Так и тени безумцев - лишь свиньи, способные жрать, жрать и жрать - если их конечно вовремя не остановить.
Вот для этого и призвали нас Высшие Силы - сначала его, а потом меня.

@музыка: Что-то из Баха

@настроение: Моя работа проста.Я смотрю на свет.Ко мне приходит мотив.Я подбираю слова

@темы: хроники инореальности

08:40 

На краю

Музыка уводит за тонко вьющимся дымком благовоний. Куда? В иное сейчас? В иное завтра? или в некогда бывшее вчера?
Сложно сказать - ведь горы, встающие на востоке, молчат. Усталый странник в капюшоне, с истертым дорожным посохом смотрит сейчас на них моими глазами - или я смотрю сквозь его, впрочем, кто может сказать об этом сейчас - на хрупкой грани двух миров.
Кто он? да шут его знает, в общем-то - один из многочисленных бродяг, странствующих, или, как любит говорить стража вазирга Джалала - сокрушающих воздух. Стражи, впрочем, после этого утробно ржут, так что не будем уделять их словам должного внимания. Только уставное, ибо шутки с стражей свирепого вазирга тоже плохи. Так кто он? То ли просто дитя пустыни, прижитое с городской шлюхой, а затем брошенное на помойку - умирать, но выжившее, выжившее вопреки всему. То ли один из многочисленных пророков и магов-шарлатанов, наводнивших в эти смутные времена страну. Может быть просто "горсть песка, несомая ветром" - как называл их великий воин, чародей и поэт Мисрим Шафирский, да пребудет он в ладонях света вечного.
Как его зовут? По-моему он сам уже давно позабыл не только свое имя, но даже и сотни тысяч мест, в которых он побывал - столь непохожих на другие, столь неодинаковых в своей одинковости. Лишь немногочисленные женщины, которые дарили ему свою любовь в редких селениях да придорожных караван-сараях могли бы кое-что рассказать о нем. Помнят они имя, которое срывалось с губ томительной тоской давно уже ушедших времен. Помнят, но молчат - ибо, кто будет слушать женщин? Поэтому и имени он тоже лишен - уже так давно, что истерзанные губы грешников раньше переберут просо в адских закромах, чем мы назовем его по имени. Какой он? Сухое, жилистое тело, истерзанное пустыней и временм, затянутое в неопределенного цвета балахон. Руки покрыты сетью морщин и выступивших вен - они выдают его истинный возраст даже еще верней, чем глаза. Глаза его - самая примечательная часть его лица. Сияющие золотисто-зеленоватые бездны, нет, и никогда не было таких глаз у людей - потомков Ад-дама, прародителя.
Лишь шайтан Иблис - да падет вечный позор на его рогатый череп - лишь он рискует смотреть в звездноцветный ковер таким взглядом. Может быть, именно поэтому так одинок этот путник, может быть потому стар он и согбена его спина? Кто рискнет быть рядом с порождением огненного ада?И может быть именно поэтому - а может быть и нет.
Только именно сейчас стоит этот путник, глядя на седые горы, возвышающиеся далеко по правую руку. Глядит в эти заснеженные вершины, сегодня затянутые туманом - словно ищет он что-то, словно рвется к чему-то, а достигнуть не может. Впереди из марева дневного солнца проступает город - куда явно направляется путник, только не сейчас, о, Боги! Только не сейчас - дайте еще секунду налюбоваться, насладиться последний раз красотой величественных гор, прежде чем рвануться туда - в марево базаров, в гомон толпы, в вопли рабов. Сейчас он стоит и вглядывается в горы. Ища там что?
впрочем, и на этот вопрос, как и на все предыдущие, ответить затруднительно.

@музыка: VAS "In the Garden of Souls"

@настроение: сопереживание времени

@темы: хроники инореальности

08:38 

Я-дерево

Сегодня, как и вчера, как и "пять тысяч сигарет тому назад..." я вновь погружаюсь в глубину себя. Сегодня, как и вчера, как и много сотен ночей до этого я осознаю себя деревом. Мои корни пронизывают змелю, крепко и стабильно держась за нее, питаясь соками, минералами и другими веществами из теплой, черной, жирной почвы. Мои ветви тянутся вверх, стремясь к небу, солнцу и облакам. Ветер качает мою листву, а дождь поливает и питает меня.
Сотням и тысячам живых существ я служу прибежищем и домом. Я расту, просто, естественно и неторопливо, под влиянием окружающего мира. Приходит осень - приходит время сбрасывать листья, приходит зима - приходит время спать ,приходит весна - приходит время одеваться зеленой листвой, приходит лето - приходит время растить и созревать плоды.
Я-дерево подчинен ритму жизни, ритму вселенной, созерцающей самое себя.

@музыка: VAS "Remember"

@настроение: инсайт

@темы: хроники инореальности

08:31 

Суббота, 17 февраля 2007

Сейчас 23.44, я сижу в компьютерном клубе на Курском вокзале. Под руками изломанная и истертая клавиатура. В клубе и на вокзале царит атмосфера сонности и дремотности. Я не раз уже замечал это - на вокзалах большого города с приходом ночи воцаряется совершенно особенная атмосфера.
Что странно - днем это кипящее, бурлящее место, полное людей и жизни, событий, происшествий. Ночью - словно вступает в силу что-то другое. Появляются бомжи, днем незаметные и невидимые. Подвыпившие ночные жители вокзала тускло слоняются друг к другу. Оказывается все друг друга знают, все связанны, нет не братством, но какой-то обреченной общностью. Престарелые проститутки ненавязчиво предлагают минет в туалетах, дети, неизвестно чьи, сидят рядом и пялятся в монитор запоздалых посетителей клубов – чтобы хотя бы на минуту уйти в иную реальность – хотя бы на секунду позабыть о холоде, вечном голоде и безысходности. .
Своя культура, свои правила, свои взаимосвязи - вот каков вокзал ночью.
Здесь можно купить все, или почти все. Наркотики, секс, порно, оружие - все.
Здесь нельзя купить главного - настоящей жизни. Почему-то все обитатели ночного вокзала выглядят призраками - постепенно стирающимися из реальности. Вспоминается мультик "Унесенные призраками" - так же как главная героиня, эти люди утрачивают постепенно тело и эмоции. Они стираются становясь прозрачными и призрачными . И механический, правильный, хорошо поставленный, бодрый голос из динамиков лишь усиливает ощущение. Отдаленный шум города стерт, свет приглушен и везде царит полумрак. Полы грязны и везде витает запах пота и застарелой грязи. Все посерело и потускнело. Серые люди сидят вокруг и перекидываются в полусне какими-то, совершенно ничего не значащими, фразами. Они говорят о чем-то своем - каждый из них. И при этом они не ждут ответов. Обрывки фраз, которые давно уже лишились смысла. Музыка глупа и бессмысленна – какой-то вечный бумс бумс бумс, перекрывающий надрывающийся Сплин в моих наушниках. Какой-то бестолковый металл, так же похожий на любой другой, как похожи друг на друга люди, слушающие его.
Вокзал подавляет. Он подавляет всех и, в том числе, меня, сворачивая тянущиеся минуты времени в кольцо Мебиуса. Нет конца, я понимаю - никогда этому не будет конца и, хотя все мое существо, и существо всех обитателей этого странного места вне реальности жаждет этого, лангольеры не придут.
Некому сожрать этот вчерашний день. Некому стереть его из мира, некому...
И вечно будет существовать этот вокзал - и все что на нем. Может быть, будут меняться даты, люди и лица. Но вокзал будет - как средоточие лишенных человечности теней прошлого. Как средоточие забытости, запущенности и брошенности.

@музыка: Сплин "Выхода нет"

@настроение: Унесенные призраками

@темы: хроники инореальности

Мелодия для флейты с оркестром

главная